Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я - медь звенящая или кимвал звучащий
(1Кор.13:1)

АРХИЕПИСКОП ИОНАФАН (ЕЛЕЦКИХ). ПУТЕШЕСТВИЕ НА КРАЙ РУССКОГО СВЕТА В АМЕРИКЕ

О паломнической поездке в США осенью 2010 года

Архиепископ Ионафан (Елецких)

Архиепископ Тульчинский и Брацлавский Ионафан (Елецких), Иерарх Московского патриархата, исполняющий свое церковное служение на Украине, приступил к написанию очерка "Путешествие на край Русского Света в Америке", в котором речь пойдет о его 14-дневной паломнической поездке в США - к православным святыням Русской Православной Церкви Зарубежом (РПЦЗ).

Встречи и беседы с Первоиерархом РПЦЗ митрополитом Восточно-Американским и Нью-Йоркским ИЛАРИОНОМ, с архиепископом Сан-Францисским и Западно-Американским КИРИЛЛОМ и его викарным епископом - Сиэтлским ФЕОДОСИЕМ, с иными архиереями, духовенством и мирянами этой Церкви-исповедницы, судьбами послереволюционного лихолетья оторванной от общения с Матерью-Русской Церковью, а ныне, вновь духовно соединённой с Нею любовью; РПЦЗ - Церковь, раскрывшая свои православные объятия обращенным к истинной вере коренным американцам, представители первой и последней волны русской эмиграции,  несколько восторженно-наивные американские протестанты-консерваторы; впечатления от огромной многоликой страны - США и от разнообразной природы Северо-Американского континента, от духовного прикосновения к  "Русской Америке" -  тихоокеанскому Форт Росс(у), осколку, еще имперского Русского Света в Калифорнии, - основные герои и темы литературного опуса владыки Ионафана. 

Предлагаем читателям начало воспоминаний.

АРХИЕПИСКОП ИОНАФАН (ЕЛЕЦКИХ). ПУТЕШЕСТВИЕ НА КРАЙ РУССКОГО СВЕТА В АМЕРИКЕ

Первого ноября 2010 года огромный серебристый воздушный лайнер компании «Аэрофлот», разбежавшись, легко оторвался от взлётной полосы в Шереметьеве и, набирая высоту, поднялся над утренней Москвой, унося более чем три сотни разноязычных пассажиров в далёкий Нью-Йорк, в загадочную Америку. Среди путников, важных от сознания того, что летят в самую могучую страну мира - Соединенные Штаты,  нашлось место и мне.

Я направлялся за океан на день Ангела Митрополита Северо-Американского и Нью-Йоркского Иллариона, Первоиерарха РПЦЗ, и в ответ на отдельное приглашение Архиепископа Сан-Францисского и Западно-Американского Кирилла. Такой чести я удостоился, благодаря стараниям моего бывшего послушника в Киево-Печерской Лавре - инока Феодосия, который, после отпадения бывшего киевского митрополита Филарета (Денисенко) в украинский автокефальный раскол, перешел на Украине в Русскую Православную Церковь Зарубежом (РПЦЗ), потом оказался в Иерусалиме и стал со временем епископом Сиэтлским, викарием Западно-Американской епархии РПЦЗ.

Слева от меня, прямо у иллюминатора, расположилась молодая девушка -  иммигрантка, посетившая своих российских родственников. Раскрыв ноутбук, она почти весь полет листала что-то в нем, и только к вечеру (по московскому времени) сон склонил ее голову к монитору.

Некоторые соседи по салону, напротив, были довольно суетливы: по русской, неискоренимой привычке, они громко беседовали друг с другом и через ряды кресел, не слишком трудясь над культурой речи, так что все окружающие невольно становились слушателями их планов и видов на жительство в Америке. Молодые юркие стюардессы и стюарды дважды ловко разносили сотни пакетов с авиазавтраком, предлагая разные напитки. Им не помешали даже длинные ноги американца, торчащие на кресле у головы, впереди сидящего пассажира.

Забегая вперед скажу, что на внутренних авиалиниях США, как правило, стюардами видишь довольно возрастных солидных «дядей и тетей», не особо заботящихся об унификации формы. "Она, она не всегда зеленая была", но весьма демократична: нет ни галстучков, ни фирменных значков, да и дорожную еду можно там испробовать, только купив ее на борту по кредитной карте, которую ваш покорный слуга, по незнанию сего обстоятельства, увы, не имел.

Но, усталость собрала свою дань и через семь часов полета пассажиры белоснежного салона А-330 затихли, укрывшись клетчатыми одеялами. Только сотни индивидуальных мониторов на спинках кресел яркой зеленой линией на схематической карте указывали десятичасовой путь воздушного судна из России через Балтику, Скандинавию, Шотландию, Ирландию, Исландию, через весь Атлантический океан к южной оконечности, седой от снега Гренландии, к Новому Свету - к огромному Северо-Американскому континенту.

В Штатах я побывал еще в 1989 году, будучи наместником  Киево-Печерской Лавры, вновь открытой кремлевской властью для богослужения в честь 1000-летия Крещения Руси. Попасть в Америку в советские времена было весьма нелегко. Мне же удалось и случилось это так.

Как-то Лавру посетила группа московских комсомольских функционеров центрального аппарата ВЛКСМ (Всесоюзного ленинского коммунистического союза молодежи). От уполномоченного по делам религий при правительстве Украины поступила просьба ознакомить их с историческими и архитектурными достопримечательностями монастыря и показать пещеры на живописных холмах Днепра, в которых покоились останки древних подвижников – святые мощи. У входа в пещеры тогда стояла нескончаемая очередь православных верующих. Монахов же в Лавре было всего пять-шесть человек и им приходилось нелегко: налаживая монастырское хозяйство и совершая ежедневные многочасовые богослужения, они еще несли послушание гидов в подземных галереях.

В то время в пещерах произошло чудо: от некоторых безымянных, высохших от времени глав подвижников, которые хранились в высоких металлических и стеклянных сосудах, стала источаться маслянистая жидкость – святое миро. Мечтой всех паломников было получить помазание этим миром – через знак креста на челе, в надежде обрести исцеление от болезней.

Помнится, этим чудом была сильно удивлена жена Генерального секретаря КПСС – Раиса Максимовна Горбачева, посетившая Дальние пещеры Лавры.  На ее недоуменный вопрос Юрию Демьяновичу Кибальнику - директору научного, в то время, атеистического  учреждения, находившегося по соседству от нас - на территории Верхней Лавры, последний невразумительно промычал нечто в ответ. Смысл его мычания был в том, что лаврские хроники упоминают это явление, но… Далее следовала серия немых жестов директорских рук по воздуху. Да, и что ему было сказать вопреки очевидному чуду?

Бедный Юрий Демьянович! Я ему искренне сочувствовал: ведь, плакаты в Верхней Лавре все еще по инерции «научно» разъясняли советским туристам "уловки" монахов, симулирующих чудеса в лаврских пещерах. А тут, на тебе, «мощи опять закапали», как можно было прочесть об этом чуде в агитках атеистов.

Тогда я пригласил сотрудников научного учреждения Лавры и в их присутствии передал ампулу со святым миром специалистам-химикам и те определили, что вещество мира - весьма сложного молекулярного состава, его искусственно синтезировать невозможно. Когда это стало известно Юрию Демьяновичу Кибальнику, то он, по совести, приказал все  антицерковные плакаты  на территории Лавры убрать.

Однако, вернусь к гостям-комсомольцам. Поводив их по пещерам и показав мироточивые главы, от которых шло тонкое непередаваемое благоухание, я пригласил их на чай в Дом наместника в Ближних пещерах и так их расположил, что они обещали каким-то образом меня отблагодарить. На том и расстались.

Каково же было мое удивление, когда в октябре месяце того же 1989 года раздался звонок по телефону и женский голос сообщил невероятную новость: меня приглашают посетить Америку в составе… комсомольской делегации! Комсомольцем я никогда не был, но на дворе стояла Перестройка Президента СССР М. Горбачева и «чудеса» стали постепенно совершаться не только в пещерах Лавры, но и в общественном сознании людей страны Советов.

Так я сподобился побывать в Штатах двадцать лет назад. А ныне на борту воздушного лайнера  А-330  снова летел туда, обновляя впечатления от этой страны и ее народа конца прошлого столетия и предвкушая увидеть её сегодняшюю - в веке двадцать первом. Лайнер оторвался от берега Гренландии, пролетел пролив и в дымке, внизу, стали видны очертания Американского континента. Затем он пересек Канаду и взял курс вдоль побережья западной Атлантики на Нью-Йорк.

Немного потряхивало на воздушных ямах. Все пассажиры проснулись и стали приводить себя в порядок. Моя юная крохотная соседка на левой стороне, отложив  ноутбук, принялась аккуратно наводить тонкой кисточкой с фиолетовым лаком маникюр. Я же испросил разрешения у стюардессы пересесть с левого борта на правый к иллюминатору, чтобы наблюдать смену панорамы. 

Приближаясь к Нью-Йорку, самолет снизился настолько, что в утренних лучах стали видны параллельные ряды из "шоколадок" - аккуратных одно-двухэтажных особнячков, во дворах которых переливалась "изумрудом" овальная гладь многочисленных бассейнов. "Неплохо живут, - пронеслось в голове, - у нас еще таких общих видов сверху - не густо!". Позже мне рассказали, что в крупных американских городах, рядом с рокошью, видны трущобы бедняков, о которых не упоминают в ярких туристических проспектах, а также целые кварталы тех, кого там именуют "цветными".

Совершая посадку в аэропорту имени Д.Ф.Кеннеди, лайнер покатился по огромному летному полю и все облегчённо вздохнули. Слава Богу, мы - на земле! Пассажиры выскочили из кресел и, игнорируя просьбы капитана судна, суетливо и вперегонки, принялись вытаскивать свои вещи из полок ручной клади. Потом, одетые, долго стояли между креслами при выруливании самолета к терминалу. Было заметно интенсивное движение лайнеров: они садились и взлетали с интервалом в одну-две минуты. Поражали размерами огромные красавцы-суперлайнеры высотой в два этажа дома.

Моя любезная спутница помогла мне заполнить въездную декларацию и вскоре нас пригласили к выходу. Недавно какой-то террорист попытался пронести в самолет взрывчатку. Контроль пассажиров усилился: визы прибывших стали проверять прямо у выхода на трап. Улыбающийся, темносиний, словно спелый херсонский баклажан, афроамериканец сверял фото визы с "оригиналом" перед собой и затем делал разрешительный жест на движение. В большом зале второго паспортного контроля, в изогнутых змейкой металлических "стойлах", жались путешественники разных авиарейсов. 

Сорок минут ожидания в "стойле" стали для меня сущим испытанием: в суете я никак не мог найти приглашение с адресом Митрополии РПЦЗ в Нью-Йорке, которое могли потребовать для предъявления. Наконец, обнаружив его там, где уже неоднократно побывали мои ищущие руки - в портфеле с нотами, смело подошел к стойке контроля. Пару любезных вопросов афроамериканки о цели визита, - без изучающих, пристальных взглядов из-под лобья, - потом электронное опознание отпечатков пальцев и фото сетчатки глаз,  и я, наконец, перешагнул линию условной границы. Я - в США, аллилуйа!

В зале прибытия меня сразу узнал помошник митрополита Илариона. Представившись по-русски, он провел меня к авто и через несколько минут мы уже мчались в сумерках по арочному мосту через темный залив - навстречу тысячам точек-огней в окнах громадных, вытянувшихся к небу небоскребов, к сердцу "столицы делового мира" - на о. Мэнхэтен. Зрелище их огромных силуэтов было таково, что казалось: я снова лечу на самолёте, но среди мерно светящихся гор...

Вернуться к списку статей