Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я - медь звенящая или кимвал звучащий
(1Кор.13:1)

АНАСТАСИЯ НАКОНЕЧНАЯ. ЕСТЬ ЛИ НАДЕЖДА НА ДИАЛОГ? (ОТВЕТ ФОРУМЧАНКЕ Н.Е. АФАНАСЬЕВОЙ - КРИТИКУ ПЕРЕВОДОВ ХЕРУВИМСКОЙ ПЕСНИ АРХИЕПИСКОПА ИОНАФАНА (ЕЛЕЦКИХ))

12.09.2012

Среди разных материалов, связанных с темой понятного языка богослужения, следует отметить сочинение активной участницы различных интернет-форумов Н.Е. Афанасьевой. В своей статье «О "певческом" переводе Херувимской песни на русский и украинский языки архиепископа Тульчинского и Брацлавского Ионафана (Елецких)» автор предъявляет претензии церковному иерарху, талантливому композитору и переводчику богослужебных текстов (кликнуть заголовок).

Адрес обновлённой статьи архиепископа Ионафана "О певческом переводе богослужебных греческих текстов на русский язык -  http://vladyka-ionafan.ru/events/2012/09/28 

Кирилл и Мефодий

Посмотрим же, в чем же суть обвинений (а это именно обвинения) Афанасьевой в адрес архиепископа Ионафана. Оказывается, перевод владыки «во всём противопоставлен кирилло-мефодиевской традиции». Автор конкретизирует, что именно преступает переводчик: принцип пословного перевода, точную передачу корня греческой лексемы в ее буквальном значении и каноны византийской поэтики, выверенные веками.

Далее следует целая статья, призванная пояснить, почему, например, первым словом Херувимской песни должен быть именно артикль мужского рода, который на церковнославянском языке требуется перевести как относительное местоимение «иже»; в каком порядке должны стоять подлежащее, прямое дополнение и другие части предложения в греческом и церковнославянском тексте и т.д. Главный вывод: по-настоящему православными принципами перевода являются только те, что использовали святые братья Кирилл и Мефодий тысячу лет назад. То есть предполагается, что даже их преемники, упоминаемые в обсуждении митр. Киприан и Евфимий Тырновский, активно использовавшие иные принципы перевода, противоречили кирилло-мефодиевской традиции. Еще один вывод из статьи: перевод допустим только в учебных целях, ни в коем случае - не в певческих, т.е. не для использования в богослужении. «И пускай кто-то из молящихся, особенно из новоначальных, поначалу не поймет, что означает слово «дориносима». Достаточно священнику на проповеди или преподавателю в воскресной школе это объяснить. Зато это слово прекрасно и возвышенно, и даже сама его временная «непонятность» в чем-то созвучна непостижимости и таинственности происходящего», - откровенно заявляет автор.

Статья Афанасьевой не вызвала много откликов - почти за месяц высказалось всего 17 человек. Из них лишь двое однозначно согласны с автором. Среди других собеседников - знаток Священного писания и переводчик Андрей Десницкий, автор работы о книжной справе XVII в. прот. Георгий Крылов, свящ. Максим Антоненко, дьякон Андрей из Киева, а также - сам владыка Ионафан. И пусть они не согласны с позицией автора (форумчанки - ред.), но ведь произошло то, о чем мечтали многие переводчики в течение столетий: можно жить в разных странах, не быть знакомым со своим собеседником и при этом вместе работать над переводами, обсуждать, критиковать друг друга и находить лучшие варианты из возможных.

Автору статьи - Н.Е. Афанасьевой было адресовано много вопросов и критических замечаний.

Среди них: «Чтобы оценить любой перевод, как и вообще любой плод деятельности рук человеческих, нужно для начала понять, зачем и для кого это было сделано. А потом определить, насколько результат соответствует этой цели. Иначе разговор будет идти на уровне «мне нравится - а мне не нравится», причем оценки будут первичны и бесспорны, а аргументы будут просто подбираться в поддержку этих оценок. Эта статья - как раз пример подобного подхода» (Андрей Десницкий). «Со всем этим можно было бы согласиться, если бы не была очевидна личная и предвзятая позиция автора. Некоторые фразы данной статьи совершенно портят впечатление о работе, призванной быть свободной от собственных весьма спорных убеждений. Дело в том, что подобный мировоззренческий бэкграунд лично меня заставляет сильно сомневаться в объективности всего исследования» (Егор Резниченко). «Когда автор, рассуждая о значении греческих лексем, ссылается не на этимологии и словари греческого языка, а на популярные статьи Н.Д. Успенского, что-то всерьез обсуждать с этим автором остается просто не о чем» (Василий, Москва). «Интересно, а как тогда рассматривать любые переводы? Септуагинту - как искажение смысла Ветхого Завета? Ц.-сл. переводы В.З. - тоже его искажение? (Ибо форма др.-евр. поэзии неизбежно в той или иной мере терялась). И даже «Отцы пустынники и жены непорочны...» Пушкина - это искажение смысла молитвы св. Ефрема Сирина?» (Виталий Койсин). «На каком основании автору надо верить, что существующие тексты точно соответствуют греческому оригиналу? Кто даст гарантию, что сами греки не ошиблись и точно передали смысл Писания при переводе и достоверно переложили в поэтические произведения смысл вероучения, а потом и славяне вслед за ними при всех и всяческих переводах и переписываниях Писания и собственно греческих гимнов? Кто даст гарантию, что автор воспринял без искажения то, что сказали или хотели сказать греки и предыдущие славянские поколения верующих? Почему, судя по всему, автор родился в русскоязычной среде, обучался ему и пишет на столь неподходящем языке на высокие темы? Это ошибка Промысла, которую надо исправить?» (И.К. из Москвы). «Для адекватного перевода некоторых греческих лексем иногда требуется целая славянская фраза - о каком пословном переводе в этом случае можно говорить? Конечно, иногда вводили неологизмы. Но непонятность текста в Средневековой Руси часто переживалась как кощунство. Поэтому редакторы стремились сделать текст понятным. По-разному. Иногда прибегали к пересказу. Чаще жертвовали глубиною изначального смысла текста ради поэтической компактности и стройности (как в случае с дориносима - дароносима). Злоупотребление пословным и поморфемным принципами при книжной справе XVII в. и привело к искажениям и «коллапсам» новообрядческой редакции, высмеиваемым старообрядцами» (прот. Георгий Крылов). «Что делать нам, простым смертным, не имеющим ни лингвистического, ни филологического, ни другого какого образования, связанного со «словесностью»? И это только по поводу одной Херувимской целая научная статья! Возможно ли нам, неучам в лингвистике, такой перевод сделать самостоятельно? Конечно нет! Но ведь мы вынуждены этими т.н. «переводами» заниматься постоянно! Представляете каково «народное творчество» на службах?» (Татьяна, Подмосковье).

Вступив в переписку, владыка Ионафан со всей корректностью пояснил, что помимо «мистической» трактовки Херувимской песни возможна и другая (историко-литургическая - авт.): «Херувимская не живописует Великий вход, а нацеливает верных на принятие Царя всех в предстоящем Причастии. Автор херувимской провел поэтическую параллель между литургическим перенесением Святых Даров - символов Царя-Христа, с историческим шествием-входом византийского Императора, как живой иконы Христа, в храм Святой Софии (в эпоху поздней античности) в окружении почётной многосотенной (!) стражи копьеносцев. Этот восточный византийский обычай можно и ныне наблюдать в церемонии встречи Папы, как суверена, в соборе Святого Петра в Риме».

Наталья Афанасьева, поначалу отвечавшая на адресованные ей высказывания, почему-то именно после владыки Ионафана перестала отвечать. Увы, оказалось, что задача автора - не церковный диалог, а только обличение того, чью богословскую и научную позицию она не разделяет.

Анастасия Наконечная

КИФА №12(134) сентябрь 2011 года

Источник (статья) также здесь: http://moskva.bezformata.ru/listnews/est-li-nadezhda-na-dialog/1395784/

......................................................................................................................................................................................................................................................................

АРХИЕПИСКОП ИОНАФАН (ЕЛЕЦКИХ). РЕПЛИКА. СТОИТ ЛИ ОПАСАТЬСЯ ОКСЮМОРОНОВ В ЛИТУРГИЧЕСКОЙ ПОЭЗИИ? (Ответ Н.Е. Афанасьевой об уместности мнимого логического противоречия в русском переводе херувимской песни)

 

"Вы, что херувимов тайно образ (икону) являете  (творите) и животворящей Троице трисвятую песнь с ними воспеваете, - всякое ныне житейское отложите попечение, яко да (ибо мы) Царя всех приимем во копьеносных воинствах всех ангелов незримых. Аллилуя".

Таков смысл изложения херувимской по-церковнорусски и по-церковноукраински авторства архиепископа Ионафана (Елецких). Но словосочетание "тайно явить" вызвало недоумение у некоторых светских лингвистов (Н.Е. Афанасьева), поскольку-де, оно является т.н. оксюмороном, т.е. сочетанием слов с противоположным значением (явно-тайно).

На наш взгляд боязнь оксюморонов в христианской поэзии, коими буквально испещрена православная гимнография (матеро-девственная слава Пр. Богородицы, Невеста неневестная и др.), - это, в некотором роде, мировоззреческий материалистический анахронизм, исключающий реальность умонепостижимой духовной проекции в ткань сотворенного Богом мира (Церковь - Небо на земле). Попутно упомянем, что богословские антиномии познаются только верой (вспомните: "Верую, ибо абсурдно"). 

В философии есть учение о единстве противоречий (свет - волночастица), а в христианском богословии есть понятие т.н. богословской антиномии, о которой подробно писал в своих трудах о. Павел Флоренский (пример: богочеловечество Христа). Известно, что и в высокой поэзии оксюмороны суть алогические способы описания необъяснимой ситуации или некой онтологической реальности: "И, мраком озарён, я светом тьму назвал" (Иван Волосюк)

В чине Литургии верующие духовно (мистически, тайно) уподобляются херувимам: вместе с ними воспевают песнь Богу-Троице - "Свят(ой), Свят(ой), Свят(ой)!", как и херувимы они отвергают всякое земное попечение и зримо являют собой литургическую икону (образ) невидимого сонма ангелов, сопровождающего Христа.

Поэтому алогичный оксюморон "О вы, что херувимов тайно образ являете...", объединяя противоположности в некоем надмирном смысловом единстве, несомненно, имеет право на свою церковно-поэтическую жизнь в русских и иных переводах херувимской песни.

ХЕРУВИМСКАЯ ПЕСНЯ В ПЕРЕВОДАХ АРХИЕПИСКОПА ИОНАФАНА (ЕЛЕЦКИХ)

По-русски:

1) Мы все, херувимов тайно (духовно) образующе и животворящей Троице трисвятую песнь (с ними) воспевающе, всякое ныне житейское отложим попечение, яко да (ибо мы, ибо днесь) Царя всех приимем с ангельскими, невидимо копиеносными чинми. Аллилуя. 

2) Вы, что херувимов тайно (духовно) образуете и животворящей Троице трисвятую песнь (с ними) воспеваете, - всякое ныне житейское отложите попечение, яко да (ибо мы, ибо днесь) Царя всех приимем с ангельскими, невидимо копиеносными чинми. Аллилуя.

3) Вы, что херувимов тайно (духовно) образуете и животворящей Троице трисвятую песнь (с ними) воспеваете, - всякое ныне житейское отложите попечение, яко да (ибо мы, ибо днесь) Царя всех приимем во копьеносных воинствах всех ангелов незримых. Аллилуя.

4) Мы все, херувимов тайно (духовно) образующе и животворящей Троице трисвятую песнь (с ними) воспевающе, всякое ныне житейское отложим попечение, яко да (ибо мы, ибо днесь) Царя всех приимем во копьеносных воинствах всех ангелов незримых. Аллилуя.

5) Мы все, херувимов тайно (духовно) образующе и животворящей Троице трисвятую песнь (с ними) воспевающе, всякое ныне житейское отложим попечение, яко да (ибо мы, ибо днесь) Царя всех приимем в сонмах, невидимо копиеносных ангелов. Аллилуя.

6) Мы все, херувимов тайно (духовно) образ являюще и животворящей Троице трисвятую песнь (с ними) воспевающе, всякое ныне житейское отложим попечение, яко да (ибо мы, ибо днесь) Царя всех приимем во копьеносных воинствах всех ангелов незримых. Аллилуя.

7) Мы все, херувимов тайно (духовно) образующе и животворящей Троице трисвятую песнь (с ними) воспевающе, всякое ныне житейское отложим попечение, да сопроводить нам Царя всех (или: Царя всего Міра) во копьеносных воинствах всех ангелов незримых. Аллилуя. http://www.angelologia.ru/sobor/279_Molitva_Izhe_Heruvimy.htm 

По-украински:

1) Ми, що херувимів таємно (духовно)  образуємо і животворчий Троіці (Трійці) трисвяту(ю) пісню (з ними) співаємо, всякі нині життєві відкладемо піклування, щоби нам (щоб і нам) Царя всіх прийняти з ангельскими, невидимо списоносними чиньми. Алилуя. 

2) Ви, що херувимів таємно (духовно) образуєте і животворчій Троіці (Трійці) трисвяту(ю) пісню (з ними) співаєте,  - всякі нині життєві відкладіть піклування, щоби нам (щоб і нам) Царя всіх прийняти з ангельскими, невидимо списоносними чиньми. Алилуя

 3) Ви, що херувимів таємно (духовно) образуєте і животворчій Троіці (Трійці) трисвяту(ю) пісню (з ними) співаєте,  - всякі нині життєві відкладіть піклування, щоби (щоб і) нам Царя всіх прийняти у списоносних воїнствах всіх ангелів незримих. Алилуя.

4) Ми, що херувимів таємно (духовно)  образ являємо і животворчий Троіці (Трійці) трисвяту(ю) пісню (з ними) співаємо, всякі нині життєві відкладемо піклування, щоби нам (щоб і нам) Царя всіх прийняти у списоносних воїнствах всіх ангелів незримих. Алилуя.

5) Ми, що херувимів таємно (духовно)  образуємо і животворчий Троіці (Трійці) трисвяту(ю) пісню (з ними) співаємо, всякі нині життєві відкладемо піклування, щоби нам (щоб і нам) Царя всіх прийняти в сонмах, невидимо списоносних ангелів. Алилуя. 

6) Ми всі, херувимів таємно (духовно)  образуючи і животворчий Троіці (Трійці) трисвяту(ю) пісню (з ними) співаючи, всякі нині життєві відкладемо піклування, щоб нам супроводити Царя всіх (або: Царя всього Світу) у списоносних воїнствах всіх ангелів незримих. Алилуя. http://www.angelologia.ru/sobor/279_Molitva_Izhe_Heruvimy.htm

Как отмечают некоторые болгарские и греческие специалисты-филологи, из представленных выше примеров украино-русских переводов херувимской песни архиепископа Ионафана (Елецких), наиболее лаконично и корректно отражает смысл древнегреческого оригинала номера ЧЕТВЁРТЫЙ и  ПЯТЫЙ. Хотя окончание гимна психологически "комфортнее" для восприятия на слух, когда заканчивается привычным словом "чинми" (укр. "чиньми"). Согласно суждению известных лингвистов-богословов, перевод херувимской с глаголом "сопроводить" менее предпочтителен для богослужения, поскольку акцент сделан на почётный эскорт Христа-Царя, а не на евхаристическое принятие Его в предстоящем Таинстве Причащения (церк.слав. "под-Имем"= рус. "приИмем"). Вероятно, в природе имеются и иные варианты украинского перевода гимна других авторов. Практическая необходимость и тонкое богословско-литургическое чутьё со временем, надо надеяться, изберут их лучшие варианты.

......................................................................................................................................................................................................................................

ДЛЯ СРАВНЕНИЯ НЕКОТОРЫЕ РУССКИЕ И УКРАИНСКИЕ ПЕРЕВОДЫ ХЕРУВИМСКОЙ ПЕСНИ ИНЫХ АВТОРОВ:

Николай Нахимов (Н.Ч. Зайончковский, род. 1839 - ум. 1920):

«Мы, таинственно изображающие херувимов и поющие животворящей Троице трисвятую песнь, оставим теперь всю житейскую заботу,чтобы принять Царя всего Мира, невидимо сопровождаемого воинством ангельских чинов. Аллилуя».

Профессор ЛДА Н.Д. Успенский (изложение первой части гимна):

«Мы, таинственно изображающие херувимов и поющие вместе Трисвятой гимн Животворящей Троице, оставим все наши житейские заботы, чтобы принять всех Царя».

Священник Георгий Кочетков (Москов ский Свято-Филаретовский институт):

«Херувимов в таинстве изображая и животворящей Троице трисвятую песнь воспевая, всякое ныне житейское отложим попечение, дабы принять нам Царя всего сущего, стражей ангельской незримо сопровождаемого».

 В.С. Шолох, Киев, перевод с новогреческого:

«Мы, таинственно изображая херувимов и воспевая Животворящей Троице трисвятую песнь, оставим теперь всю житейскую заботу, ибо нам предстоит принять Царя всех, невидимо сопровождаемого ангельскими воинствами. Аллилуя».

Неизвестный автор (сайт «Благовест», Словарь):

«Мы, таинственно изображая херувимов и воспевая трисвятую песнь Троице, дающей жизнь, оставим теперь заботу о всем житейском, чтобы нам прославить Царя всех, Которого невидимо ангельские чины торжественно прославляют. Хвала Богу!».

Неизвестный автор:

«Мы, таинственно изображающие херувимов и воспевающие животворящей Троице трисвятую песнь, отложим ныне всякое житейское попечение, чтобы поднять Царя всех, невидимого, копьеносимого чинми анге, Польшальскими. Аллилуя».

ПО-УКРАИНСКИ

Официальный довоенный "дионисиевский" перевод, Польша.

«Ми таємно з себе херувимів уявляємо і животворчий Тройці трисвятую пісню співаємо. Відкладімо ж нині всякі житьові піклування. Підіймемо ж і ми Царя всіх, що Його, як переможця, янгольські чини  невидимо несуть. Алилуя».

Официальный греко-католический перевод, Рим.

«Ми, херувимів тайно являючи  і животворящій Тройці пісню співаючи, всяку нині житейську відложім печаль. Щоб і Царя всіх ми прийняли, що Його в славі невидимо супроводять ангельскі чини. Алиллуя». 

..............................................................................................................................................................................................................................................

ОФИЦИАЛЬНЫЙ ДОКУМЕНТ УПЦ МП О ЛИТУРГИЧЕСКИХ ПЕРЕВОДАХ

АРХИЕПИСКОПА ИОНАФАНА (ЕЛЕЦКИХ)

«Концепция деятельности и основные направления работы Литургико-богослужебной комиссии при Священном Синоде Украинской Православной Церкви» 07 июля 2009 V.

О переводах богослужебных текстов

Выписка

Анализ опытов переводов раскольнических и инославных авторов (УАПЦ, УПЦ-КП, УГКЦ) показывает, что употребляемые за богослужением переводы содержат диалектизмы, полонизмы и латинизмы, многие богослужебные тексты лишены благозвучия, содержат двусмысленные слова и фразы, недопустимые в молитве. Комиссии необходимо начать работу над созданием украинского перевода основных богослужебных текстов. В работе Комиссии следует широко использовать уже имеющиеся опыты украиноязычного литургического творчества, например, переводы (литургических текстов – авт.), выполненные… архиепископом Тульчинским и Брацлавским Ионафаном.

Архимандрит Филарет (Зверев),

председатель Литургико-богослужебной комиссии при Священном Синоде Украинской Православной Церкви

 

К списку событий