Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я - медь звенящая или кимвал звучащий
(1Кор.13:1)

Протоиерей Максим Козлов. О практике целибата в Русской Церкви

23.01.2016

Практика целибата в Русской Православной, в Российской еще Церкви, имеет свое конкретное начало. Это начало связано с очень светлой личностью в истории нашего духовного образования и, можно сказать, в истории подвижничества и благочестия нашей церкви. Это Александр Васильевич Горский, многодесятилетний профессор и многолетний ректор Московской Духовной Академии, любимец святителя Филарета (Дроздова), митрополита Московского и Коломенского.

Собственно, святителем Филаретом Александр Васильевич, девственник от чрева матери своея и человек, не желавший по своим соображениям  принимать монашество (хотел остаться при Академии - ред.), был подвигнут святителем Филаретом к тому, чтобы писать прошение о целибатном рукоположениии, так как в статусе мирянина он не имел возможности стать ректором духовной школы.

В обоснование этой совершенно новой тогда для Российской церкви практики митрополит Филарет написал целый трактат о примерах целибатных рукоположений, которые были в Древней Церкви и в позднейшей церковной истории.

Этот трактат был подан святителем как докладная записка в Синод, сопровождающая прошение о рукоположении Горского в целибате и о назначении его ректором. Этот трактат был опубликован потом, в частности, в издании Московской Духовной Академии с названием «Прибавления к творениям святых отцов и учителей Церкви»

После революции, даже точнее, после первых десятилетий советской власти, когда в 40-е годы стали возможны новые рукоположения духовенства — не единичные, а уже количественно приметные, достаточно массовые — встал вопрос о том, что многие из желавших рукополагаться имели канонические препятствия к тому, чтобы принимать сан, вступая в брак.

Так сложилось по прожитым десятилетиям в условиях безбожной социалистической действительности. Многие находились в разводе, в том числе, между прочим, и потому, что их, как верующих, оставляли жены, которые от веры отошли или их убеждений не разделяли, или в силу других коллизий. И они жениться перед рукоположением не могли, а к монашеству либо призвания не имели, либо не могли пойти в монахи: в какой-то момент даже священником было проще оказаться, чем в монастыре. И вот тогда в достаточно приметном количестве была возобновлена практика целибатных рукоположений. В разной мере она теплилась и в последующие 50-е, 60-е, 70-е годы.

Новая довольно массовая волна пошла, когда возник новый всплеск по количеству хиротоний, в конце 80-х — начале 90-х годов, когда опять в Церковь пришли поколения желавших послужить ей, но до того имевших внешние препятствия от властей.

Они в значительной части пришли с теми же проблемами: кто-то был разведен, кто-то имел другие причины, по которым в женатом состоянии рукополагаться не мог. Часть этих людей пошли путем принятия монашества и служения в монастырях, но определенная часть принимала и принимает сейчас сан как целибатные клирики.

(выписка)

К списку событий