Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я - медь звенящая или кимвал звучащий
(1Кор.13:1)

НЕКОТОРЫЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ СВЕДЕНИЯ ОБ "ИОСИФЛЯНАХ" И "ИОАННИТАХ" НА ПОДОЛИИ

05.04.2018

"На Подолье, в Тульчинском окр., Еп.Иоасаф (Попов) окормлял 15 приходов. Следует отметить, что Подолье стало единственным местом на Западной Украине, где иосифлянская активность получила определённое распространение.

Первые общины ИПЦ возникли там в 1928 под влиянием киевских священников о. Леонида Рохлица и о. Бориса Квасницкого. Активную роль в развитии движения играли иоанниты. Они появились на Подолье ещё до Октябрьской революции, признавали Патр.Тихона, но после его смерти перестали посещать храмы.

В 1925 в с. Паланка Тростянецкого района подольские иоанниты образовали скит, в котором жили 40 человек, оттуда расходились проповедники по всем окрестным сёлам. Иоанниты были принципиальными противниками советской власти, в политическом отношении они придерживались идеи единой неделимой Российской империи и выступали против украинизации (даже чтения Евангелия на украинском языке). В 1927 в Паланке были арестованы и высланы шесть человек. Однако руководителю — о.Григорию Никитину, монахиням Марии (Гусак), Анне (Шитько), Пелагее (Бойко) и другим удалось скрыться.[40]

В 1928 иоанниты сблизились с настоятелем церкви в сл. Ладыжинской о.Ферапонтом Подолянским и под его влиянием снова стали посещать храмы. На квартире о.Ферапонта в 1928-1929 проходили тайные собрания антисергианского духовенства. Он посылал мон.Анну (Шитько) к Архиеп.Димитрию и Митр.Иосифу, получал от них послания, которые распространялись среди верующих. Осенью 1929 от о. Григория Никитина подольские иосифляне узнали о Еп. Иоасафе (Попове). В октябре о. Ферапонт Подолянский с мон. Пелагеей (Бойко) поехал к Владыке с просьбой принять возглавляемую им группу духовенства из пятерых священников под своё окормление. Епископ согласился и назначил о. Ферапонта благочинным.

В марте 1930, во время нелегального собрания церковного актива сл. Ладыжинской, были арестованы, а затем сосланы о.Ферапонт Подолянский и о.Александр Лотоцкий. Еп.Иоасаф назначил новым благочинным о.Макария Нечиевского, приезжавшего к нему в Новомосковск вместе с мон. Анной (Шитько). О.Макарий Нечиевский привлёк к участию в движении чрезвычайно деятельного настоятеля церкви с. Ладыжино о. Макария Лесика. Он также ездил в Новомосковск и был в июле 1930 назначен благочинным вместо о. Макария Нечиевского. Число иосифлянских приходов на Подолье быстро росло — с пяти в начале 1930 до 15 в конце года: в сл. Ладыжинской, сёлах Паланка, Белоусовка, Ладыжино, Маньковка Тростянецкого района, Лукашевка. Коровки, Степашки, Ярмолинцы Гайсинского района, Ульяновцы, Клебань, Гута, Кинашево, Киркасовка Тульчинского района, Скрыцкое Брацлавского района.

В октябре 1930 в Тульчинский окр. приезжал из Новомосковска брат Еп.Иоасафа, о.Андрей Попов. Он служил несколько дней в храмах сёл Лукашевка и Кирсановка, а затем уехал на Кавказ. Владыка неоднократно отправлял в Ладыжинское благочиние свои послания, в том числе в сентябре 1930 воззвание, в котором говорилось, «чтобы верующие стояли на защите Православной Церкви, чтобы были верны ей и когда наступят трудные дни, чтобы верующие и пастыри Православной Церкви выступили на защиту Православия». Еп.Иоасаф считал, что иоанниты являются сектантами, и хотя соглашался окормлять их, пытался убедить рукоположенного им во священника о.Григория Никитина и приезжавших к нему монахинь в том, что они заблуждаются. К использованию украинского языка в богослужении Владыка (как и окормляемые им подольские приходы) относился резко отрицательно.[41]

В связи с введением пятидневной рабочей недели истинно-православные Подолья стали говорить, что советская власть начинает «уничтожать религию», в воскресные и праздничные дни заставляет верующих работать, а не подчиняющихся высылает на Север. Из этого делался вывод, что наступило «царство антихриста», против которого нужно бороться. В то же время в период перевыборов в Советы церковный актив в некоторых сёлах (например, в с.Маньковка) выставлял свои кандидатуры в члены сельсоветов. В 1930 — начале 1931 подольские иосифляне по-прежнему продолжали поддерживать отношения с киевскими. Так, иеромонах Киевского Феофановского монастыря Паладий (Гичка) с лета стал служить в храме с.Лукашевка. Он часто ездил в Киев и встречался с о.Леонидом Рохлицем и о.Анатолием Жураковским. Ездила к о.Леониду и мон.Мария (Гусак).

Аресты подольских иосифлян происходили с 18 января по 17 февраля 1931; девятерых руководителей поместили в Винницкую тюрьму, среди них священников о.Макария Лесика, о.Макария Нечиевского, Стефана Дзюбинского, Павла Юсупова, иеромонахов Тихона (Бурдейного), Паладия (Гичку), мон.Марию (Гусак). Однако многим, в том числе священникам Василию Дубинюку, Павлу Мацкевичу, Илариону Подопригоре, мон.Анне (Шитько), удалось скрыться."

http://cliuchinskaya.blogspot.com/2014/08/blog-post_64.html?m=1

К списку событий