Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я - медь звенящая или кимвал звучащий
(1Кор.13:1)

ЧЕМ МОЖЕТ ЗАКОНЧИТЬСЯ ИСТОРИЯ С ЕПЦ? УНИЕЙ С КАТОЛИЧЕСКОЙ ЦЕРКОВЬЮ

06.07.2018

Именно идея объединения с Ватиканом той части православных, которые не прочь на это пойти, может являться главной целью всей затеянной комбинации с ЕПЦ.

История с созданием «Единой Поместной Церкви» (ЕПЦ) в Украине продолжает развиваться. В каком направлении пока сказать трудно. Еще труднее предугадать последствия возможного решения Константинопольского Патриархата. Но если некоторое время назад просто проговаривалась возможность раскола мирового Православия из-за ЕПЦ, то сегодня в адрес Патриарха Варфоломея звучат открытые призывы пойти на такой раскол, но все таки выдать Томос про ЕПЦ. Эти призывы и некоторые другие обстоятельства заставляют задуматься над вопросом: а не является ли такой раскол истинной целью всей этой затеи с ЕПЦ? Насколько возможен такой вариант и что он будет  означать для исторической судьбы Церкви Христовой на земле? Попробуем разобраться.

У любого воцерковленного человека, да и просто человека, который не разругался вконец со здравым смыслом, все происходящее вокруг ЕПЦ вызывает откровенное недоумение.

Во-первых, как может Константинопольский Патриархат дать автокефалию тем, кто вообще не является членом Церкви Христовой? Раскольники не могут получить  автокефалию до тех пор, пока они находятся в расколе. Возвращаться из раскола в лоно Церкви они не собираются, так о чем может идти речь? С другой стороны, каноническая Украинская Православная Церковь, которая одна может поднимать вопрос о своем автокефальном статусе в семье Поместных Православных Церквей, этот вопрос не поднимает. Таким образом, в Украине просто отсутствует субъект, которому может быть дарован Томос про ЕПЦ. Ну не Порошенко же его давать лично, в самом деле.

Во-вторых, в ситуации, когда в Православии отсутствуют четкие правила предоставления автокефалии, и неизвестно, кто какими полномочиями в этом процессе обладает, можно вести различные дискуссии о роли Вселенского Патриархата и роли Матери-Церкви в этом процессе. О том, кто в этом вопросе  играет  первую скрипку и от кого эта автокефалия собственно происходит. Но нельзя Матерь-Церковь, то есть ту Поместную Церковь, в которую входит структура, претендующая на автокефалию, полностью  исключить из процесса дарования Томоса. А Русская Православная Церковь из этого процесса полностью исключена.

Учитывая вышеприведенные аргументы, можно смело делать вывод о том, что создание ЕПЦ тем способом, который задумал Петр Порошенко совершенно невозможно. Это абсурд и беззаконие, что видно невооруженным глазом. И Патриарх Варфоломей должен был честно и откровенно сказать об этом украинскому Президенту еще во время тех пресловутых переговоров в Стамбуле, 9-го апреля, после которых все и закрутилось. И вот тут начинаются странности…

П.Порошенко возвращается из Стамбула в полной уверенности, что вопрос ЕПЦ на уровне Фанара решен окончательно и бесповоротно. Он пишет в адрес Патриарха Варфоломея официальное письмо от себя и подкрепляет его решением Верховной Рады Украины. Под этим также подписываются раскольники из УПЦ КП и УАПЦ. Порошенко в своей Администрации перед камерами потрясает листками с этими раскольническими подписями, что вот мол, она, смотрите, вот Единая Православная Церковь! Возникает недоуменный вопрос: а где же подписи архиереев канонической УПЦ, единственной которую признает Константинополь. И тут выясняется еще большая странность. Заместитель главы Отдела внешних церковных связей, протоиерей Николай Данилевич заявляет о том, что к руководству УПЦ вообще никто не обращался с предложением поддержать обращение к Патриарху Варфоломею. Получается, что УПЦ здесь ни причем! Но, нисколько не смущаясь отсутствием подписей епископата УПЦ под письмом про ЕПЦ, это письмо П. Порошенко отправляет спецрейсом на Фанар, и тут происходит вообще что-то из ряда вон выходящее. Отсутствием подписей архиереев УПЦ не смущается и Патриарх Варфоломей! Он дает делу ход, вместо того, чтобы вернуть письмо с указанием на необходимость согласия на ЕПЦ со стороны УПЦ. И Синод Константинопольской Церкви принимает решение о начале консультаций с другими Поместными Церквями по вопросу дарования автокефалии.

Абсурдность происходящего ясна абсолютно всем. Да, можно было бы закрыть глаза на то, что автокефалии добиваются светские власти, беспардонно вмешиваясь при этом в дела Церкви и грубо нарушая Конституцию. Да, можно было бы не обращать внимания на протесты Московского Патриархата. Но нельзя говорить об автокефалии, если единственная каноническая Церковь в Украине – УПЦ, не поддерживает этой идеи на данном этапе. Но в Константинополе об этом не только говорят, но и действительно проводят консультации с руководством других Поместных Православных Церквей. Это руководство реагирует на данный абсурд по-разному. Сербский Патриарх Ириней открыто заявляет о том, что «кто помогает украинским раскольникам, тот является врагом православного мира», польские иерархи, говорят, что все нужно решать в согласии с канонами Церкви (с какими именно – каждый трактует по своему), греки вообще сказали, что рассмотрят этот вопрос на Архиерейском Соборе в октябре. А какой октябрь, если ЕПЦ собрались провозглашать в июле на 1030-летие Крещения Руси? В общем, греки выкрутились.

Но по итогам переговоров между представителями Элладской и Константинопольской Церквями, агентство «Ромфея» выдало 16-го мая интересную информацию, полученную из своих источников, что якобы фанариоты утверждали, что твердо намерены «пройти весь путь в вопросе предоставления автокефалии Украинской Церкви». То есть эту автокефалию таки предоставить несмотря ни на что.

Возникает закономерный вопрос: а что заставляет Фанар вопреки церковным канонам, вопреки мнению УПЦ, вопреки мнению многих (если не всех Поместных Церквей) и, главное, вопреки элементарному здравому смыслу, все же упорно двигать вперед идею ЕПЦ? Самое вероятное предположение: Патриарх Варфоломей имеет некие обязательства перед украинским президентом Петром Порошенко, переговоры с которым он провел 9-го апреля и перед спецпредставителем государственного департамента США по вопросам международной религиозной свободы Сэмом Браунбеком, переговоры с которым прошли на Фанаре 14-го апреля. По каким причинам появились эти обязательства: материальной выгоды, шантажа или угроз, мы не знаем. Знаем только то, что исторически, Вселенский Патриархат просто так ничего не делает. А никакой видимой пользы для себя он, в случае предоставления Томоса о ЕПЦ не получает. А тогда что?Интерес Фанара можно было бы увидеть, если бы речь шла о возвращении православных епархий в Украине в состав Константинопольского Патриархата, как это было до 1688 года. Но об этом речи нет. Речь идет о независимой, автокефальной ЕПЦ.

Обязательства Патриарха Варфоломея, предположительно могут заключатся в том, что он сделает все возможное для того чтобы ЕПЦ состоялась. И он действительно делает все возможное, прекрасно понимая всю абсурдность происходящего и невозможность создать ЕПЦ тем путем, который ему предлагают. В итоге он может развести руками и честно сказать, что сделал все от него зависящее, чтобы была ЕПЦ, но что от него зависит далеко не все. И это будет правда, и это будет в лучших традициях Византийской дипломатии. Но есть и другой вариант, менее вероятный, но который также не стоит сбрасывать со счетов. Это вариант, когда Фанар идет до конца и выдает Томос о ЕПЦ решением своего Синода. В этом случае Вселенский Патриархат будет вынужден как-то отвечать на несколько очень непростых вопросов.

Во-первых, кому он предоставляет автокефалию? Церкви, которая бы объединяла все украинские конфессии, называющие себя православными, по факту, нет. УПЦ автокефалии не просила. Остаются раскольники, причем УПЦ КП отдельно, а УАПЦ отдельно. Или же Константинополь провозгласит некую виртуальную ЕПЦ, без Предстоятеля, без духовенства и без народа, которая в будущем будет наполняться теми, кто пожелает в нее вступить. Но это уже совсем маразм!

Во-вторых, как быть с так называемыми, «рукоположениями», так называемого «духовенства» УПЦ КП и УАПЦ? Как быть с анафемой, наложенной на г-на Денисенко и которая признается всем Православным миром? Может быть, их всех тихонечко пригласить в Стамбул и перерукоположить не привлекая внимания? Но тогда им всем придется признать, что вот уже более четверти века, с момента наложения на них канонических прещений они действовали не как священники Божии, а как самозванцы. Вряд ли они с этим согласятся.

Но все это не идет ни в какое сравнение с перспективой раскола во всем мировом Православии.

С самого начала педалирования темы ЕПЦ возникли опасения, что вопрос этот может послужить причиной раскола не только между Константинопольской и Русской Церквями, но и во всем Православном Мире. И начало выяснятся, что сторонников ЕПЦ такая перспектива вовсе не пугает! Более того, нашлись люди, которые стали открыто призывать Патриарха Варфоломея учинить такой раскол. Спикер УПЦ КП, г-н Евстратий Зоря рассказал, что раскол в православии уже, якобы состоялся по вопросу участия или неучастия Поместных Церквей в Критском Соборе 2016 года (утверждение абсолютно ложное и безосновательное) и призвал Поместные Церкви не «цепляться за призрачное единство». И та решимость, с которой Константинополь действует для создания ЕПЦ, заставляет допустить мысль: а что если возможность такого раскола сознательно допускается иерархами Вселенского Патриархата.

В этом случае возникает вопрос: а по какому критерию будет происходить этот раскол? С большой долей вероятности, в едином на сегодняшний день Православии возникнут два полюса притяжения: Константинопольский Патриархат и Русская Православная Церковь. Но критерии разделения не будут ограничиваться тем, кому больше нравится Патриарх Варфоломей, а кому Кирилл. Критерии будут намного серьезней. И тут нужно будет признать, что в словах спикера УПЦ КП г-на Зори действительно есть рациональное зерно: критерием будет отношение к Критскому Собору.

А вспомним, что явилось камнем преткновения? Из-за чего четыре Поместные Церкви не участвовали в Соборе? Отвечая на этот вопрос, не лишним будет вспомнить события почти уже тысячелетней давности, а именно 1054 год, когда Римская Церковь окончательно откололась от Церкви Христовой. Тогда камнем преткновения стали два момента: догматический – учение латинян об исхождении Святого Духа от Бога Отца и Бога Сына и административный (назовем его так) – претензии Римского папы на главенство в Церкви.

Сегодня дело обстоит похожим образом. В связи с Критским Собором недовольство Константинополем выражается по двум моментам: административном – претензии Фанара на некоторые исключительные права в Православном мире, которыми не пользуются другие Поместные Церкви и догматическом – учение о Церкви, а именно о признании за Ватиканом статуса «церкви-сестры» в документе под названием «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром».

По мнению очень многих современных богословов, это ведёт к следующему. В случае признания Собора на Крите Всеправославным, учение о разделении единой (в первом тысячелетии) Христовой Церкви на отдельные равнозначные ветви (католичество и православие) будет объявлено официальным православным учением. Что, в свою очередь, приведет к выводу о том, что этим ветвям следует взять и объединится.

Нетрудно предугадать, что подобное объединение будет происходить если и не на основе принятия православными всех латинских ересей: главенства папы, филиокве, чистилища, непорочного зачатия Богородицы и прочая, то на признании всех этих ересей допустимыми. Такая вот  старая уния с Римом на новый лад. Нежелание допустить такое развитие событий и стало причиной отказа ехать на Критский Собор четырех самых многочисленных Поместных Церквей.

Итак, главным критерием возможного (не дай Бог, конечно) разделения Православной Церкви в современном мире, станет вопрос вовсе не об отношении к ЕПЦ, а об отношении к объединению с латинянами. Учитывая неоднократные высказывания Патриарха Варфоломея (да и всех последних Вселенских патриархов) не просто о желательности, а о неизбежности объединения православных с католиками, учитывая его участие в совместных богослужениях с папой, учитывая получение им богословского образования в Папском восточном институте в Риме и преподавание в Папском Григорианском университете, то можно предположить, что он допускает возможность разрыва с теми Поместными Церквями, которые эти устремления не разделяют.

В этом случае возможное развитие событий может выглядеть следующим образом (опять же: да не будет!):

а) Константинополь издает Томос про ЕПЦ;

б) Православный мир делится на тех, кто такое решение (а, следовательно, и главенство Константинополя)  признает и на всех остальных;

в) вокруг Фанара собираются все, кто имеет «широкие взгляды» на церковные догматы, моральные принципы и так далее. Все, кто стремится к единству на основе толерантности и общечеловеческих ценностей;

г) противники этой точки зрения объявляются мракобесами и клерикалами, безнадежно застрявшими в Средневековье;

д) «прогрессивные православные» объединяются с латинянами, что превозносится как величайшее историческое достижение. Шутка ли, объединить то, что было разъединенным тысячу лет!

И таким образом, Патриарх Варфоломей может войти в историю не как «учинивший раскол в православии», а как «объединитель христианства», даже если завершат все это дело уже его преемники. Решится ли он на такое? Хочется верить, что нет. Но именно идея объединения с Ватиканом той части православных, которые не прочь на это пойти, может являться главной целью всей затеянной комбинации с ЕПЦ.

«Следующим шагом (после создания ЕПЦ – ред.) является экуменический диалог между УГКЦ и объединенным украинским православием в направлении восстановления первоначального единства этой церкви» - сказал главный униат Украины Святослав Шевчук.

«Я, Федосий, худой раб Пресвятой Троицы, Отца и Сына и Святаго Духа, в чистой и правоверной вере рожденный и воспитанный добре в законе правоверным отцом и матерью христианкою, учившими меня следовать доброму закону и нравам православных, вере же латинской не приобщаться, не соблюдать их обычаев, и от собрания их бегать, и никакого учения их не слушать, и всех их обычаев и нравов гнушаться» - сказал преподобный Феодосий Печерский (из Завещания о вере христианской и латинской».

К кому прислушаемся мы?

Кирилл Александров

Источник: http://spzh.news/ru/zashhita-very/53594-chem-mozhet-zakonchitysya-istorija-s-jepc

........................................................................................................................................................................................................................................

На фото:

1) Главный униат Украины архиепископ Святослав Шевчук докладывает Папе Римскому Франциску о миссионерской тактике и стратегии УГЦК.

2) Президент Пётр Порошенко причащается в греко-католическом храме г. Киева от рук главного униата Украины архиепископа Святослава (Шевчука).

 3) Предстоятель УПЦ Блаженнейший Митрополит Киевский и всея Укераины ОНУФРИЙ в окружении епископата УПЦ и православной паствы в г. Киеве. Всеукраинский Крестный ход за мир в Украине и единство УПЦ. Всего участников - более 400000 тысяч человек.

4) С нами Бог! Православные в Киеве

 

К списку событий